Зона роста

 

Друзья! Жизнь в современном обществе требует от нас постоянного пополнения своих знаний, анализа большого объема информации. У специалистов есть понятие "зона роста". Речь идет о способности живого организма, личности к развитию, эволюции. Надеемся, наша рубрика станет зоной читательского "роста".

А расти будем вместе!


 

Отрошенко В.О.
Гоголиана. Писатель и Пространство : [18+] / В.О. Отрошенко. – Москва : АСТ, 2016. – 320 с.

Говорят, в России и в Европе лучше всего продается литература «нон-фикшн» (без вымысла). Мемуары, биографии, публицистика, «комментарии к комментариям» и т.д. А в Америке еще востребованы «боевики», фантастика, любовные романы… Ну и, разумеется, комиксы.

Книга Владислава Отрошенко – особенная. Ее, наверное, купили бы и в Старом и в Новом Свете, потому что написана она в жанре эссе-новелл – на грани художественной и вполне себе документальной литературы. Сквозь оболочку «документа» просматривается игра фантазии, а если копнуть еще глубже – проступит чистая правда и ничего кроме.

Цитируем.

…Небывалый в истории мирового искусства конфликт творения со своим творцом… завершился смертельной схваткой на исходе зимы 1852 года… «Мертвые души» поступили с Гоголем жестоко…

…Зловещая звезда уже восходила на петербургском горизонте, становясь различимой для Александра Сергеевича… Теперь он должен был остаться один на один с волей Рока… слишком настойчиво врывался в его жизнь предначертанный сюжет.

«К стихам я питаю отвращение, в особенности к своим», – повторял Тютчев. Это не было позой – это было драмой. Он словно мстил горьким презрением ангелу поэзии…

Ощущение, что перед нами фрагменты остросюжетного готического роман с его интригами и «скелетами в шкафу»!

Чтение «Гоголианы» точно не вызовет зевоту. Тайные страхи «небожителей и кумиров», анекдоты и парадоксы из их жизни, малоизвестные, но очень любопытные факты, связанные с психологией творчества – всё это становится материалом для отточенной, изящной и увлекательной прозы.

А еще у вас будет повод освежить в памяти имена: Матфей и Лука, Овидий, Катулл, Шопенгауэр, Сухово-Кобылин, Платонов – продолжение следует…

В общем, книга с необычным подзаголовком «Писатель и пространство» с нетерпением ждет вас в ЦРБ им. В.Г. Короленко.

 

 

Недошивин В.М.

   Адреса любви: Москва, Петербург, Париж. Дома и домочадцы русской литературы : [16+] / В.М. Недошивин. Москва : АСТ : Редакция Елены Шубиной, 2014. 720 с. : ил. (Литературные путеводители).

Согласитесь, большинству читателей интересно не только побывать в творческой лаборатории Мастера слова, но и обнаружить в «небожителе» обычного земного человека с его слабостями и чудачествами, привычками и секретами. Кто же откажется (нет-нет, не заглянуть в замочную скважину - моветон) постоять за спиной гения, посмотреть его глазами на окружающую действительность, приподнять краешек - не занавески! - завесы над Тайной…

Приблизить к нам «именитых и бессмертных» решил автор уникального путеводителя с многообещающим названием «Адреса любви» и уютным подзаголовком «Дома и домочадцы русской литературы». Раскрывайте книгу и готовьтесь к тому, что дыхание времени, его краски, запахи и звуки хлынут на вас с ее страниц. Словно по мановению волшебной палочки вы перенесетесь в далекое прошлое, чтобы совершить романтические заочные прогулки по Москве, Санкт-Петербургу, Парижу, выбирая затейливые литературные маршруты.

Итак, хотите узнать:

* почему жена Дениса Давыдова, мать его шестерых детей, отвернулась от мужа на излёте его земного существования?

* каким образом привораживал сердца светских красавиц и восхищал посетителей салонов обоего пола невзрачный внешне Федор Тютчев?

* по какой причине Александр Грин отозвался об Александре Куприне как о «пестром человеке» и справедлива ли анонимная эпиграмма «Если истина в вине, сколько истин в Куприне»?

* как умудрился Константин Бальмонт, дважды выбросившись из окна в разные периоды своей жизни, сначала стать инвалидом, а потом неожиданно выправить свой дефект?

* какая роковая семейная тайна стала причиной самоубийства Анастасии Чеботаревской, жены Федора Сологуба?

* зачем Велимир Хлебников повсюду носил за собой наволочку с рукописями и какое экзотическое топливо использовал для печи?

* верна ли общепринятая версия, что в качестве прототипа Маргариты Булгакову послужила его последняя муза Елена Шиловская?

Ответы на эти вопросы отыщутся в книге Вячеслава Недошивина. А еще вас ждут «потаенные» страницы частной и творческой жизни ярких звезд серебряного века - Волошина, Цветаевой, Мандельштама, Ходасевича, Ахматовой, Есенина…

В путь по «Адресам любви», дорогие читатели!

 

 

Ностальгия по Тарковскому / сост. Я. Ярополов. – М : Алгоритм, 2007. – 304 с. : ил. – (Юбилеи).

«Обнимаю вас всех нежно и крепко! Андрей Т.» – этот автограф на фотографии Тарковского, вынесенной на обложку сборника, задает тон повествованию – на высокой, пронзительно-чистой ноте. И чувствуешь: правда обнимает. Сквозь время, вопреки расстояниям… Сила искусства? Магия личности?

…Самый загадочный из отечественных кинорежиссеров… Споры о его фильмах не утихают уже полвека. В сборнике «Ностальгия по Тарковскому» представлено настоящее многоголосие, множество точек зрения на личность и творчество автора культовых кинолент. Воспоминания, очерки, литературные портреты, заметки, фрагменты статей… Мнения – пристрастные, отстраненные, критичные, восхищенно-влюбленные… Среди тех, кто высказался, – Лихачев, Бергман, Ромм, Вознесенский, Бурляев, Демидова. Целая россыпь ярких и самобытных имен. Эпоха.

Что мы знаем об Андрее Тарковском? Как правило, представление о нем складывается на основе увиденных фильмов. «Иваново детство», «Солярис», «Андрей Рублев», «Зеркало», «Сталкер», «Ностальгия», «Жертвоприношение», – семь самых известных его полнометражных картин – как семь нот, магическое число… И в каждой киноленте – тайна, печать таланта… И так хочется узнать –  как же это сделано? Прикоснуться, приблизиться к постижению, найти ключ, подобрать код…

Сборник «Ностальгия по Тарковскому» не дает однозначных ответов, не раскрывает всех загадок – он направляет. Подсказывает. Не отпускает. Заставляет отложить всё остальное – и дочитать до конца.

Удивительно интересно погружаться в воспоминания о съемках «Иванова детства» и «Андрея Рублева», написанные актером Николаем Бурляевым: ученик и Мастер (Тарковский был старше на 12 лет) – со-ратники в борьбе за правду искусства, за право творить свободно, не оглядываясь ни на какие каноны и запреты.  

Яркими деталями профессионального, творческого взаимодействия с великим режиссером делятся с нами в своих очерках оператор Вадим Юсов, композитор Эдуард Артемьев, художник Михаил Ромадин.

Щемяще-нежно, на грани сокровенного пишет о Тарковском актриса Валентина Малявина (с ней режиссера, помимо рабочих, связывали еще и личные отношения).

Глубиной психологического и философского осмысления наследия «величайшего мастера кино, <...> в котором жизнь предстает как зеркало, как сон" (И. Бергман), его особого пути в искусстве отличается эссе критика Льва Аннинского..

Возможно, именно россыпь разных мнений, фактов, отзывов, деталей, бережно собранных составителем в этой книге, поможет нам – если не разгадать все секреты, то по крайней мере чуть-чуть приоткрыть дверь в непостижимый, непостигаемый, недосягаемый мир Тарковского.

...Но, откровенно говоря, самое пронзительное и глубокое в этом сборнике - отрывки из дневников самогОгениального режиссера под символичным названием «Мартиролог» (календарь, посвященный жизнеописаниям святых-мучеников). Уже осознавший свою обреченность (онкология), Андрей пытается осмыслить прожитое и ответить на главный вопрос – во имя чего...

 

 

Быков Д.Л.

  Борис Пастернак / Д.Л. Быков. – М : Молодая гвардия, 2008. – 893 с. : ил. – (Жизнь замечательных людей : серия биографий ; выпуск 1309(1109)).

Серия ЖЗЛ – один из самых «долгоиграющих» проектов в отечественной литературе. Интерес к биографии яркой Личности, оставившей след в истории человечества (культуре, науке, военном деле и т.п.)  всегда был велик: любопытно же узнать, что скрывается за рамками официальной сухой информации о Замечательном Человеке, размещенной в учебнике (энциклопедии).

Надо отметить, что Дмитрий Быков (исследователь, публицист, писатель, преподаватель, колоритная медийная персона) провел огромную работу по сбору, анализу и интерпретации различных «пастернаковедческих» материалов. Читатель найдет в книге внушительное количество цитат – поэтических, мемуарных, эпистолярных и т.д. Нередко они позволяют сделать собственные выводы, идущие вразрез с быковскими. Кажется, нет такого художественного произведения Пастернака, такого факта в его жизни, который автор книги упустил бы и о котором не составил бы своего мнения. История непрямого и непростого личностного роста Поэта, его колебаний и мучений, взлетов и падений, преображенная в тигле воображения и таланта в поэзию и прозу высшей пробы, – так, наверное, можно было бы характеризовать эту попытку пастернаковской биографии.

Главное, что бросается в глаза с первых же страниц: Быков не просто добросовестный исследователь биографии и текстов Пастернака – он влюбленный в его творчество Читатель, считающий Бориса Леонидовича близким для себя по духу человеком. Отсюда – субъективность оценок в целом и пристрастное отношение к недоброжелателям поэта в частности. Иногда – «на грани» (чуть-чуть – и возникнет ощущение некорректности и отсебятины!). Но – грань эта не переходится. Хотя порой возникает мысль: не намеренно ли Быков балансирует на этом острие? Может быть, это приём активизации внимания? Пусть лучше ругают, чем равнодушно отмалчиваются?

Книга, посвященная Борису Пастернаку, из разряда тех, которые можно читать с любой главы (страницы, строки) – возвращаться к прочитанному, вдумываться, сравнивать. Как вариант – с середины и до конца, а потом с начала до середины (тогда финал утратит часть своей трагичности – жизнь-то ведь заканчивается!). Можно выбрать те фрагменты, которые автор обозначил «В зеркалах: Ахматова (Маяковский, Цветаева и т.д.)» – и почерпнуть немало занимательного и полезного о собратьях Пастернака по перу.

Думается, книга Быкова станет прекрасным подспорьем для читающих и пишущих, всех интересующихся «тайнами» поэтического «ремесла».

 

 

Соколов Б.

  Кто Вы, доктор Живаго? / Б. Соколов. – М : Яуза ; Эксмо, 2006. – 352 с. 

Что мы знаем о «Докторе Живаго»?

* что это последнее творение Бориса Пастернака

* что за него поэт был удостоен Нобелевской премии (от которой его вынудили отказаться)

* что из-за скандальной публикации за рубежом автор был объявлен антисоветчиком, предателем и даже уподоблен… свинье (!) (привет автору данной характеристики товарищу Семичастному – партийному деятелю и председатель КГБ тех лет).

Все эти сведения, оставшиеся в памяти после школьных и студенческих лет, создают иллюзию информированности. Но – руку на сердце положа – роман мы знаем плохо. Читали его – в лучшем случае – давно и невнимательно. И – скорее всего – не утруждали себя изучением комментариев к нему.

А ведь книга стоит того, чтобы к ней вернуться.

По свидетельству современников, Борис Пастернак относился к роману как любимому детищу, своему духовному завещанию. Работал над рукописью как одержимый, откладывая в сторону переводы (заработок), отказываясь от общения с близкими, жертвуя временем и здоровьем. Именно в «Докторе Живаго» он видел оправдание всей своей жизни, своего дара.

И автор исследования «Кто Вы, доктор Живаго?» (читающегося, кстати, взахлеб – как увлекательный детектив) заставляет, буквально вынуждает нас вернуться к тексту романа и открыть его для себя заново.

…Копья по поводу пастернаковской книги ломаются уже более полувека – с тех пор, как прозвучали в узком кругу отдельные главы в исполнении самого автора. Том «живаговедческой» библиографии мог бы обогнать по толщине само произведение!

Почему же произведение, завершенное в середине прошлого века, не отпускает читателей и исследователей поныне? В чем секрет такого долголетия?

Этими вопросами задается известный литературовед и писатель, доктор филологических наук Борис Соколов. 
В своей работе «Кто Вы, доктор Живаго?» он: 

* мастерски погружает нас в атмосферу первой половины ХХ столетия (место действия – преимущественно Москва и Переделкино);

* рассказывает о прототипах основных героев (в частности, о маршале Тухачевском и других жертвах репрессий 30-х годов); 

* предлагает с десяток версий знаменитого разговора поэта со Сталиным по поводу судьбы Мандельштама; 
* бережно и пытливо ищет параллели между личной жизнью Бориса Пастернака и хитросплетениями сюжета книги;

* щедро и уместно цитирует письма, дневниковые записи, документы, мемуары в качестве иллюстраций того или иного своего умозаключения.

Одним словом, всячески оправдывает подзаголовок своего исследования – «Расшифрованный Пастернак». И при этом – ни на минуту не дает заскучать! 

…Надеемся, Вы запланируете поход в библиотеку и будете первым в очереди, кто возьмёт одновременно роман «Доктор Живаго» и комментарии Бориса Соколова к нему.

 

 

Раневская Ф.Г.

   Фаина Раневская. Жизнь, рассказанная ею самой / Ф.Г. Раневская. – М : Яуза-Пресс, 2013. – 224 с.  (Уникальная биография женщины-эпохи).

Книга, заставляющая то хохотать, то задумываться о вечном… Предельно честная – никакого актерского или женского кокетства. Иногда – обжигающе откровенная (разве можно так выворачивать душу наизнанку?).

Книга, благодаря которой знаменитая комедийная актриса раскрывается с разных сторон: остроумный Наблюдатель, оригинальный Мыслитель, настоящий Художник, требовательный ко всем, кто имеет отношение к «высокому искусству», и – в первую очередь – к себе самой. А еще – настоящая Женщина, умевшая любить – и всю жизнь ощущавшая дефицит человеческого тепла и поддержки. Какой одинокой она себя чувствовала… В личной жизни. На сцене. В кино. Тем острее и благодарнее воспринимала любые крохи заботы и нежности (теплейшие воспоминания об актрисе Павле Леонтьевне Вульф, заменившей Фаине Георгиевне мать).

Раневская на страницах своей книги – Личность, сочетающая в себе, казалось бы, несочетаемые вещи – язвительность, доходящую до цинизма, – и трепетный, поистине юношеский романтизм. «Сочные» анекдоты соседствуют с пронзительными признаниями. Портреты современников, набросанные даже несколькими штрихами, врезаются в память (Завадский, Орлова, Марецкая, Плятт – список далеко не полон). Афоризмы свидетельствуют о незаурядном литературном таланте.

Эту книгу хочется «впитывать» по чуть-чуть – буквально смаковать, настолько образен и точен язык автора, настолько выразительны детали изображаемого. Чего стоит один только колоритный эпизод с обмороком у ног Качалова! А обрушенная на голову партнеру по спектаклю деталь декорации, изображавшей скалу? Раневская рассказывает об этом с искромётным юмором, но чувствуешь, что это «смех сквозь слёзы».

К этой книге можно возвращаться не единожды: ведь собеседником на время чтения становится сама великолепная, блистательная, неподражаемая – Фаина Раневская.

 

 

Литвак М.Е.

   Если хочешь быть счастливым : учебное пособие по психотерапии и психологии общения / М.Е. Литвак. – 12-е изд. – Ростов н/Д : Феникс, 2007. – 604 с. – (Психологические этюды). 

Провокация заложена уже в названии книги. Кто может знать универсальный рецепт счастья? («На свете счастья нет, а есть покой и воля», – писал А.С. Пушкин). 

А что это за «средство макропулуса» предлагается читателю (снадобье, которое, как известно, позволяло сохранять вечную молодость), что за панацея от всех социально-психологических болячек сразу? Получается – прочитал книгу, как бы произнес «крибле-крабле-бумс» – и ты всегда доволен собой и другими!

Но в том-то и секрет, что никакой панацеи сам автор, член-корреспондент Российской академии естественных наук, практикующий психотерапевт европейского реестра, многолетний куратор общества «КРОСС» (клуб решивших овладеть стрессовыми ситуациями), где молодежь успешно осваивает основы психологической саморегуляции, навыки эффективного общения и ораторского мастерства) нам не предлагает.

Никаких жестких алгоритмов не приводится, эффективного однозначного решения конкретных конфликтных ситуаций (нажми на кнопку – получишь результат) вы в книге тоже не найдете. Но – автор постепенно, очень ненавязчиво перестраивает наше сознание, меняет мировосприятие. Опираясь на огромное количество проработанной специальной и художественной литературы (в списке – А. Адлер, А. Маслоу, Ф. Ницше, Платон, Сенека, Э. Фромм, Шопенгауэр, Э. Бёрн – обратите внимание на временной разброс!) – заставляет по-другому взглянуть на природу конфликта – любого – в семье, на производстве, в собственном внутреннем мире. И мы, привыкшие думать, что победителем из борьбы выходит тот, кто подавляет, тот, за кем остается последнее слово, – начинаем осознавать: секрет победы в совершенно иной тактике. Как именно осуществлять ее на практике и вообще как можно чаще в своей жизни чувствовать себя счастливым, быть в гармонии с самим собой и окружающим миром – вы и прочтете в книге Литвака.

Опираясь на огромный практический опыт – свой и коллег, автор умело развенчивает устоявшиеся мифы и стереотипы (например, предлагает свое очень разумное, хоть и парадоксальное определение понятия «любовь»). Книга хорошо, четко структурирована (выделены четыре сферы человеческого общения «Я», «Я и ты», «Я и вы», Я и они»). Знакомиться с книгой можно последовательно, можно выборочно.

После прочтения остается одно желание – продолжить заочный диалог с этим мудрым собеседником и найти другие его произведения – «Командовать и подчиняться», «Секс в семье и на работе», «Из ада в рай» и многие другие.

 

 

Лосев Л.В.
   Иосиф Бродский : опыт литературной биографии / Л.В. Лосев. – 2-е изд., испр. – М. : Молодая гвардия, 2006. – 447, [1] с. : ил. – (Жизнь замечательных людей).

Книга Льва Лосева, посвященная жизни и творчеству Иосифа Бродского (серия ЖЗЛ), начинается главой о гениальности.

Приступаешь к чтению с недоверием: не чересчур ли пафосно? Вроде гений у нас в России один – Пушкин. Но по мере «продвижения» по страницам издания всё больше убеждаешься: не чересчур. Только при условии гениальности обычный мальчик из обычной еврейской семьи с небольшим достатком, да еще с трудом закончивший вечернюю школу, мог достичь таких художественных высот и встать вровень с великими – Данте, Шекспиром, Гёте. И дело даже не в Нобелевской премии – она нередко присуждается не по эстетическим критериям, а по политическим мотивам (вспомним историю с Пастернаком и его «Доктором Живаго»).

А насчёт сравнения с Пушкиным… Если задуматься: один гений – на одно столетие – на одну нацию – не так уж и щедро…

Лев Лосев, филолог высочайшей квалификации, тонкий интерпретатор поэтических текстов Бродского в контексте русской, мировой культуры), выступает в этой книге настоящим Другом поэта. Внимательно следившим за Иосифом Александровичем на протяжении многих лет (они постоянно общались – по мере возможности). Искренне переживавшим все перипетии нелёгкой судьбы писателя. (Как говорила Ахматова про судебный процесс о тунеядстве поэта: «Нашему «рыжему» делают биографию»). Бережно, с любовью интерпретирующим различные, иногда весьма интимные и щекотливые моменты личной жизни Бродского (в частности его отношения с Марией Басмановой и ее уход к их общему другу Дмитрию Бобышеву).

Уделяя немало внимания жизненным коллизиям, Лев Лосев всё-таки старается донести до читателя мысль: художник интересен в первую очередь своими творениями, а не бытом, не хитросплетениями его счастливых и несчастливых любовных романов. Поэтому – каждый интересующийся именно творчеством Иосифа Бродского, а не сплетнями «вокруг да около» гения почерпнёт в издании много интереснейшей информации. Например, о влиянии на стилистику и содержание его стихов американского поэта Уистана Хью Одена. Отдельные главы посвящены творческим и человеческим взаимоотношениям Бродского с Набоковым и Солженицыным. И здесь мы прикасаемся к увлекательной теме: притяжение-отталкивание-соперничество-взаимообогащение талантливейших авторов 20 века. Особый интерес представляют рассуждения о круге чтения поэта, о той почве, которая питала его музу.

Если говорить о быте, то его детали, безусловно, тоже много дают для понимания стихов. Где, как, с кем жил поэт? Как складывался его обычный день? Как он обычно писал тексты? (Оказывается, любил записывать сочинённое чёрной гелевой ручкой либо сразу печатать. Кстати, при выезде поэта за рубеж таможенники разломали его старенькую пишущую машинку – видимо, в поисках контрабанды). Очень интересны наблюдения, связанные с преподавательской деятельностью Бродского. Приводятся свидетельства одного из его учеников – опять-таки написанные с глубоким уважением и любовью, хотя не без юмора.

И главное – книга Лосева даёт мощный импульс для серьёзного и вдумчивого чтения стихов поэта. В частности, для первоначального знакомства подойдёт томик, выпущенный в 2015 году Лениздатом, «Часть речи». Дорогие друзья, приглашаем вас в мир поэзии Бродского. Надеемся, это путешествие вас не разочарует.

 

 

Янгфельдт Б.
   Ставка – жизнь. Владимир Маяковский и его круг / Б. Янгфельдт ; пер. со швед. А. Лавруши, Б. Янгфельдта. – М. : КоЛибри, 2009. – 640 с. : фотоил.

Книга Бенгта Янгфельдта «Ставка – жизнь» бьет прямо в «яблочко». Не случайно в оформлении обложки использованы образы мишени и «ствола». История жизни и творчества «агитатора, горлана-главаря» Владимира Маяковского рассказана шведским писателем, ученым-славистом эмоционально, доступно, просто. Но простота эта – из разряда той самой пушкинской – кажущейся, обманчивой. (Помните, как сказал об Александре Сергеевиче Валерий Брюсов: «Пушкин кажется понятным, как в кристально прозрачной воде кажется близким дно на безмерной глубине»). Так и здесь – удивительная ясность и прозрачность, и при этом замечательная глубина мысли, широта эрудиции, строго научная обоснованность, документальность.

…Следя за перипетиями жизни Маяковского, мы погружаемся в эпоху, узнаем множество интересных и малоизвестных фактов не только частной биографии – но «биографии» целой страны, «жития» целого народа (именно «жития» – столько выпало на долю этого народа потрясений и испытаний в начале 20-го века).

«Портрет» поэта вписан в «группу» собратьев по цеху (Блок, Гумилев, Ахматова, Цветаева), культурных и политических деятелей того времени. И «группа» эта – бесконечно стремится к расширению. Звучат имена не только тех, кто на слуху у современного читателя (Натан Альтман и Василий Кандинский – художники, Михаил Барышников – танцовщик), но и тех, о ком помнят узкие специалисты, а большинство, к сожалению, совсем не знает (Михаил Яншин – актер, Роман Якобсон – ученый-филолог, Виктор Шкловский – писатель, Семен Кирсанов – поэт-авангардист, Борис Эйхенбаум – литературовед, Алексей Воронский – критик и т.д.).

И конечно, никого не оставят равнодушным страницы, посвященные личной жизни Маяковского. Лиля Брик, Мария Денисова, Наталья Брюханенко, Элли Джонс (американка, родившая поэту дочь), Татьяна Яковлева, Вероника Полонская (присутствовала при последних минутах жизни Маяковского) – перед нами возникают портреты женщин, не только вызвавших нежные чувства, но и вдохновлявших, побуждавших писать стихи.

Ярких книг о Маяковском – авторе таких разных по теме и стилю стихов (сравните интимнейшее «Лиличка» – и громогласные «Стихи о советском паспорте») – достаточно. Вспомним хотя бы нашумевший в свое время труд Юрия Карабчиевского «Воскресение Маяковского», в котором творчество пролетарского писателя было рассмотрено весьма и весьма критически (кстати, автор повторил судьбу поэта – тоже покончил с собой). Но – думается – Бенгту Янгфельдту удалось сказать своё, незаёмное слово, внести свою важную лепту в «маяковиану». Кстати, рекомендуем и другую его книгу – сборник подлинных текстов (записок, писем, автографов Маяковского) «Любовь – это сердце всего».

 

 

Марченко А.М.

       Ахматова: жизнь / А.М. Марченко. – М. : АСТ : Астрель, 2009. – 672 с. : ил.

На страницах этой книги перед нами оживает Поэт, написавший знаменитые строки:

 Я научила женщин говорить…

 Но, Боже, как их замолчать заставить!

…Царственная. Великолепная. Неповторимая Анна Горенко, взявшая в качестве псевдонима фамилию прабабки. Одна из ярчайших «звезд» серебряного века, знакомая нам с детства по фотографиям («профиль патриция»), знаменитому альтмановскому портрету (угловатая женская фигура в синем – с желтой шалью на острых плечах).

 Книга Аллы Марченко, как всегда вызывающая полемику среди критиков и читателей, захватывает с первых страниц – неповторимой доверительной интонацией, глубиной проникновения в «ткань судьбы и поэтических строк».  И не случайно выбрано название «Анна Ахматова: жизнь»: мы следим за биографией поэтессы от ее рождения до упокоения в Комарове в 1966 году под скромным надгробием. Жизненные перипетии Анны Андреевны высвечиваются ярче от сопоставления со стихами. А стихи играют новыми гранями – в контексте времени и биографической канвы.

Иногда кажется: вот-вот – и автор книги перейдет рубеж дозволенного, разрешая себе упоминание слухов, анализ домыслов, комментарии к личной переписке, выдвигая настолько смелые предположения, что просто диву даешься! Но – Алле Марченко всегда удается пройти «по краю», потому что за ее попыткой «увидеть невидимое» стоит огромная исследовательская и читательская работа. А еще – неподдельная любовь к своей героине.

 Итак, перед вами Анна Ахматова –

 в вихре любовных романов

 в тисках «режима»

 в горниле грандиозных исторических событий

 в пестром калейдоскопе – встреч, расставаний, падений и побед.

Царственная. Великолепная. Неповторимая.

 

 

Водолазкин Е.

       Лавр : роман / Е. Водолазкин. – М. : АСТ, 2013. – 443 с. 

Книга, которая не отпускает...

...Сначала – дифирамбы со всех сторон: прочтите – не пожалеете. Соответственно – сопротивление: а вот не буду читать, потому что слишком «захвалили».

...Следующий этап: а может, прочесть? Вроде стыдно не знать того, что «у всех на слуху».

Далее пытаешься вникнуть.

Эпоха? То ли средневековая, то ли Древняя Русь.

Жанр? То ли бытие, то ли житие. (На самом деле – на наш взгляд – умело построенный роман в духе «воспитания чувств»). 

Сюжет?

* Мальчик – ученик дедушки-травника (знахаря); дедушка «уходит» – внук остается один на один с этим миром... 

* Юноша, которого жизнь сталкивает с девушкой-сиротой – чудом выжившей после перенесенной чумы. Любовь... 

* Взрослый человек, потерявший возлюбленную, ребёнка. Не сломавшийся – поскольку осознаёт своё предназначение...

А дальше? Дальше – мы – поневоле – втягиваемся в хитросплетения судьбы главного героя. 

...Плачем, когда он не может не плакать.

...Радуемся его победам.

...С горечью провожаем всех, кто ему дорог.

...Закрываем книгу с осознанием «непотерянного времени» (кстати, проблема Времени – одна из ключевых).

(Специально для задумывающихся: почему древнерусская лексика соседствует с современным сленгом?)

А ещё – в тексте столько народных рецептов... Просто кладезь для «врачующих и врачующихся»....

 

 

Лотман Ю.М.

       Роман А.С. Пушкина "Евгений Онегин": Комментарий : пособие для учителя / Ю.М. Лотман. – 2-е изд.  М. : Просвещение, 1980. – 416 с.

«Роман А.С. Пушкина «Евгений Онегин». Комментарий» – так просто назвал свою книгу известнейший отечественный филолог Юрий Лотман.

Для чего, казалось бы, обращаться к лотмановскому исследованию неспециалисту – не словеснику, не учителю литературы? Великий пушкинский роман в стихах давно и благополучно пройден в школьные годы и – увы! – скорее всего, забыт.

Но в этом и магия пушкинского шедевра: на определенном этапе жизни он властно требует возвращения к себе. Что станет толчком к новому прочтению? У каждого – своё. Может быть, знакомство с оперой П.И. Чайковского. Может быть, изучение хрестоматийного текста детьми или внуками… Или просто – потребность что-то переосмыслить и понять...

Главное, «Комментарий» можно читать как увлекательный роман даже не обращаясь к «Евгению Онегину». Потому что одна из задач Лотмана – «погрузить» читателя в эпоху конца 18 – начала 19 века, помочь почувствовать ее вкус, аромат, воочию увидеть ее краски.

С чтением «Комментария» для нас откроется настоящая «энциклопедия» пушкинского времени. Мы

* узнаем многое о модных лавках и фасонах

* разберемся в тонкостях системы образования дворян мужского и женского пола

* познакомимся с кругом чтения великосветского «денди» и провинциальной барышни

 * рассмотрим злободневные для того периода вопросы экономики

* запомним «расписание дня» петербургского щёголя

* восхитимся подробной «инструкцией» святочных гаданий (прокомментирован и труд Мартына Задеки – автора «Толкования снов»)

* будем смаковать «сочное» и красочное повествование о меню различных ресторанов Санкт-Петербурга

* вникнем в протокольные подробности организации бала (а какое захватывающее описание танцев – от полонеза и мазурки до вальса и котильона!)

* станем знатоками дуэльного кодекса

* отметим и осмыслим множество тонких штрихов, деталей, помогающих лучше понять не только произведение Пушкина, но и письма, мемуары его  современников.

…Итак, труд Юрия Лотмана позволит нам перенестись на два столетия назад – без всякой машины времени. Просто благодаря таланту, трудолюбию и уникальной эрудиции автора.

 

 

Калинина Л.Ф.

    "До слез любя страну родную..." : очерки, стихи / Л.Ф. Калинина. – Н. Новгород : ННГУ, 2013. – 154 с. – (Документальная литература).

Эта книга, в которой всего-то полторы сотни страниц, готовилась автором долгие семь лет.

Всё это время Людмила Калинина собирала материалы, продумывала композицию, оформление. И результатом этой кропотливой работы стало издание, о котором по праву можно сказать словами Афанасия Фета – «эта книжка небольшая томов премногих тяжелей».

Сборник адресован прежде всего словесникам, преподавателям литературы, но, думается, интересен он будет каждому, для кого слова «патриотизм», «духовность», «культура»  не пустой звук. Выбранное Людмилой Фёдоровной Калининой название (цитата из стихотворения Сергея Клычкова) определяет и круг затронутых тем – краеведение, судьбы писателей от «неистового протопопа» Аввакума до наших современников Александра Люкина и Федора Сухова, и общий для очерков и стихов пафос – служение Отечеству.

Интерес к творчеству Люкина, пришедшего в литературу от станка, подтолкнул Людмилу Фёдоровну к знакомству с его вдовой, а затем – к работе с уцелевшими в чемодане рукописями поэта. Сколько открытий подарил этот чемоданчик! Оказывается, из-под пера нижегородского самородка вышли не только стихотворные строки, но и прозаические миниатюры – «Искорки». Любопытно было бы ознакомиться с ними…

Пространный очерк посвящен жителю Красного Осёлка (Лысковский район Нижегородской области) Фёдору Сухову. Колоритная личность, яркий типаж, настоящий мудрец из народа – таким рисует его Калинина. И не устаёшь удивляться воле к жизни, целеустремлённости Фёдора Григорьевича – выходца из сельской глубинки, прошедшего войну бойца, сумевшего стать настоящим профессионалом – литератором российского масштаба.

Эмоциональностью, сдержанным трагизмом запомнился очерк о Борисе Корнилове, талантливейшем поэте советской эпохи, повторившем судьбу многих выдающихся авторов: репрессирован, полузабыт, реабилитирован посмертно. Тронул эпизод с матерью поэта – долго не решавшейся расспросить о сгинувшем неизвестно где сыне. Задав вопрос о Борисе его собратьям по перу, она услышала в ответ напряжённую тишину. И всё же нашла в себе силы прочесть его стихи наизусть…

Со знанием дела, подробно и по-хорошему пристрастно рассказывает автор о судьбе писателей, которых традиционно относят к «новокрестьянской» поэзии. Николай Клюев, Сергей Клычков... Оба они были репрессированы по политическим мотивам в 37-38-м годах и на долгое время практически вычеркнуты из истории отечественной литературы. На щит тогда поднимали так называемую пролетарскую поэзию, прославлявшую мир машин, индустриализацию. А «новокрестьяне», эти неугодные власти упрямцы, воспевали уходящую Русь, деревенскую избу, размеренный быт хлебопашца. Насильственное обобществление крестьянского имущество (колхозы), отход от православия воспринималось ими как катастрофа. Плоды экспериментов над русской деревней мы в полной мере ощущаем по сей день…

Сквозной линией очерков становится еще одна тема – старообрядчество. Сама уроженка тех мест, где сохраняли чистоту «веры праведной, изначальной», а порой и гибли за свои убеждения (сотни подвергали себя самосожжению!), Людмила Фёдоровна повествует о судьбах наших земляков-старообрядцев, прославившихся трудолюбием, благотворительностью, – Блиновых, Бугровых. С горечью отмечает, что 200-летие со дня рождения Ф.А. Блинова прошло в Нижнем Новгороде незамеченным, что сохранившееся в Борском районе надгробье на его могиле осталось без присмотра… А ведь деятельность этого предпринимателя, попечителя, гласного (депутата) городской думы – одна из ярких страниц в истории Нижегородского края (вспомним хотя бы Блиновский пассаж на Рождественской улице!).

… Осознание писателем своей высокой миссии – показатель его личностной и писательской зрелости. Лучшим традициям русской классики – «чувства добрые лирой пробуждать» – следует Л.Ф. Калинина в своей новой книге. Талантливо, без назидательности говорит она о любви к Родине в своих очерках. На высокой ноте, проникновенно раскрывает тему бережного отношения к родной земле в стихах. И в прозе, и в лирике возвращает она нас к основам национального самосознания – совести, памяти, преемственности поколений. Высокие «мировые истины», противопоставленные ею «бренной суете», заставляют вспомнить о главном – о человеческом предназначении. О готовности бороться за свои убеждения. Об ответственности перед будущими поколениями. О том, что «душа обязана трудиться». 

 

 

Марченко А.М.

    Есенин. Путь и беспутье / А.М. Марченко. – М. : Астрель, 2012. – 608 с.

Поэт, написавший о себе: «Розу белую с чёрною жабой я хотел на земле повенчать». Яркий, противоречивый, мятущийся, Сергей Есенин ушёл из жизни на пике славы, на взлёте, в расцвете своего таланта…

Судьба «самого звонкого из российских соловьёв» и сегодня вызывает острый интерес. Исследование, предпринятое литературоведом, критиком Аллой Марченко, выделяется из ряда подобных работ – основательностью (первая монография по творчеству этого автора была написана ею в 1979 году), полемичностью, грамотной и профессиональной интерпретацией есенинских стихов. С первых страниц обращает на себя внимание стиль изложения – доступный, эмоционально «цепляющий». Впечатляет уровень эрудиции писательницы, прекрасное знание политической и культурной ситуации в стране в до- и послереволюционное время.

Нельзя сказать, что книге «Есенин. Путь и беспутье» с момента ее выпуска исключительно пели дифирамбы. Например, по мнению доктора филологических наук Юрия Павлова, она содержит большую долю вымыслов: «Марченко создаёт мифы». Но для не-филолога, обычного почитателя есенинского таланта, думается, это издание окажется настоящим кладезем новых сведений, неизбитых цитат, любопытных версий, смелых параллелей.

Путь поэта прослежен от прадедов до трагического финала, и, что особенно подкупает, с любовью. Хотя эта любовь не исключает трезвого анализа – характера, поступков, рассуждений Есенина. Много внимания Марченко уделяет сопоставлению стихов с определенными эпизодами жизни поэта, высказывает свои предположения по поводу обстоятельств создания того или иного произведения, адресатов, прототипов. При этом никогда ничего не навязывает – просто делится своими находками. Хочется верить: несмотря на разноречивые отзывы, книга Марченко не останется без читателей.

 

 

Андроников И.

    А теперь об этом / И. Андроников ; худож. Н. Лаврентьев. – М. : Советский писатель, 1981. – 448 с. : портр. 

Ираклий Луарсабович – поистине человек энциклопедических знаний, огромного трудолюбия и, главное, – Личность, обладающая «лица необщим выраженьем» (Е. Баратынский). Оценки Андроникова всегда своеобразны, порой спорны, но – интересны. Невозможно оторваться от его портретных очерков: Фаина Раневская, Надежда Обухова, Николай Мордвинов… Перо автора описывает их сочно, ярко, с теми деталями, которые под силу разглядеть лишь мастеру. Говорит ли он об Алексее Николаевиче Толстом, Николае Заболоцком, Самуиле Маршаке – Андроников всегда глубоко заинтересован, наблюдателен, самоироничен, лиричен (именно в таком сочетании!). А воспоминания о Чуковском с его детищем «Чукоккалой»! А панегирик во славу Николая Тихонова! Писатель Юрий Тынянов, лингвист Лев Щерба, художественный чтец Владимир Яхонтов, хранитель Михайловского Семен Гейченко оживают под пером Ираклия Луарсабовича и поселяются в нашей памяти, чтобы уже не забыться никогда…

Самого пристального изучения достоин очерк «Великая эстафета» – о преемственности в среде писателей от Пушкина и Лермонтова – до Горького и Твардовского. Великолепны зарисовки «Невский проспект» и «Возвращение к Невскому» – архитектура, история, литература тесно переплетены и дополняют друг друга в этих работах автора. Особого внимания заслуживают исследования, посвященные Михаилу Юрьевичу Лермонтову: отношения с бабушкой и отцом, поэт и музыка, Лермонтов-художник. Безусловно интересны различные изыскания, предпринятые Ираклием Луарсабовичем, – почти детективные сюжеты связаны с лермонтовскими рукописями, рисунками, адресатами его любовной лирики… Конечно, есть в этом сборнике и фрагменты, которые стоит воспринимать «не очень всерьез» – это идеологические «пассажи» с упоминанием В.И. Ленина, И.В. Сталина. Но эта «дань эпохе» не заслоняет того ценного, что в книге есть. Заочные беседы с Андрониковым подарят вам немало открытий.

 

 

Улицкая Л.Е.

Священный мусор : рассказы, эссе [16+] / Л.Е. Улицкая. – М. : АСТ, 2014. – 478 с.

«Черепки», «остатки прошлого», «штучки», «хлам»… Так обозначает автор не только предметы «вещного», материального мира – для нее это фрагменты воспоминаний, впечатлений, догадки, озарения, «заметки на полях». Одним словом, «мусор» Улицкой – это тот самый ахматовский «сор», из которого, как известно, «растут стихи, не ведая стыда». Метафора, вынесенная в название сборника, ненавязчиво подчеркивает жанровое разнообразие – под одной обложкой собраны эссе, портретные и проблемные очерки, путевые заметки, интервью, дневниковые записи. То же название оправдывает и «разбросанность», универсальность тематики: чтение, сновидения, роль женщины в семье и обществе, благотворительность, вера, отношения власти и народа – все эти вопросы вызывают у автора острый интерес и получают своеобразную трактовку.

Не боится Улицкая касаться и тех проблем, которые обычно обходят стыдливым молчанием: онкология, смерть («Я – эксперт по умиранию, стольких проводила…»), детская преступность, однополые браки. И обо всём она пишет с обжигающей откровенностью, опираясь на свой жизненный, писательский опыт, опыт неравнодушного человека, для которого активная гражданская позиция, общественная деятельность – не пустой звук.

По праву таланта, художника она не боится сказать вслух о том, что «король голый», что «нельзя молиться за царя Ирода» и многое другое, что произносить вслух и невыгодно, и опасно. «Сегодня могу сказать про себя – свободна! Свободна от страха…». «Один друг сказал: твои книги умнее тебя. И я не знаю, огорчаться надо или радоваться». Безусловный комплимент писателю, творения которого шире и глубже любых однозначных оценок. «Священный мусор» стоит того, чтобы в него вглядеться, вчитаться, вдуматься.

 

 

Колядина Е.

     Цветочный крест : роман-небылица / Е.В. Колядина. – М. : АСТ : Астрель, 2011. – 382 с.

Роман-провокация (18+). Необычный, выбивающий из колеи. Шокирующий с первых строк: церковная исповедь преподносится как уморительно смешной диалог (на грани фола!) начинающего батюшки и юной прихожанки…

Что перед нами? Вполне реальная история, переносящая нас в Тотьму последней трети 17 века? Полуфантастическое повествование о судьбе юродивой? Под одним переплетом – бытовое и сказочное, сатирическое и трагедийное, полупристойные поговорки – и Житие. И главное – этот причудливый «ералаш» не отпугивает. Более того – «цепляет» и держит до конца, заставляя то смеяться до слез, то задумываться о самом важном…

Роман, удостоенный в 2010 году премии «Русский Букер», вызвал на просторах Интернета не просто живую, а буквально ожесточенную полемику. Одни считают его образцом графомании, непрофессионализма и безвкусицы. Другие – искренне радуются, что в провинции (Елена Колядина живет в Череповце и опубликовала свое произведение в одном из вологодских журналов) появляются интересные авторы, способные сказать новое слово в литературе.

Кто прав из спорщиков – покажет время. Но уже сам факт полемики примечателен. Так может быть, стоит его прочесть и составить свое мнение?

 

 

Вертинский А.Н.  

   Дорогой длинною... / А.Н. Вертинский ; сост. и вступ. ст. Ю. Томашевского ; послесл. К. Рудницкого. – М. : Правда, 1990. – 576 с. : ил.

Грустный Пьеро, с приятным грассированием исполняющий песенки собственного сочинения… Таким мы видим Александра Вертинского (125 лет со дня рождения).

В книге «Дорогой длинною» он предстает другим – блестящим юмористом, авантюристом и даже немножко серцеедом (одна история с Верой Холодной чего стоит!). А еще – беспощадным к себе мемуаристом (прочтите эпизод с краденными из Киево-Печерской Лавры медяками). …Долгая жизнь, вместившая многое. Сиротство, увлечение кокаином, позднюю женитьбу на юной красавице грузинке, скитания по всему миру… И выстраданное возвращение в Союз в страшном 1943-м году.

Воспоминания, стихи, рассказы, письма… Добро пожаловать в «прекрасный и яростный мир» Александра Вертинского.

 

 

Вертинская Л.В.

    Синяя птица любви / Л.В. Вертинская. – М. : Вагриус, 2005. – 486 с. : ил.

Красавица и Поэт. Лидия Циргвава и Александр Вертинский. История их любви – и вечной разлуки… Классический сюжет, заставляющий с неугасающим интересом следить за перипетиями романа, написанного самой жизнью…

Обладавшая экзотической внешностью Лидия Владимировна знакома нам по кинематографу. Кто же не помнит птицу Феникс в фильме «Садко» или коварную Анидаг в «Королевстве Кривых зеркал»? Но главная роль, которую сыграла эта красавица с грузинскими корнями, родившаяся в Китае в 1923 году, это роль музы и жены Александра Вертинского. Выйдя за него совсем юной, Лидия Владимировна прожила с ним пятнадцать лет – до его смерти. И почти шесть десятилетий без него, воспитывая двух дочек – будущих актрис Марианну и Анастасию.

«Синяя птица любви» – это собранные под одной обложкой воспоминания о любимом муже, письма Вертинского к жене и дочерям, очерки его потомков, посвященные памяти отца и деда. Многие материалы публикуются впервые. Книга адресована всем, кому близко творчество знаменитого русского шансонье, а также широкому кругу любителей мемуарной и эпистолярной литературы. В издании представлены фотографии разных лет из семейного архива Вертинских.

 

 

Берберова Н.Н.
   Курсив мой : автобиография / Н.Н. Берберова ; вступ. ст. Е.В. Витковского. – М. : Согласие, 1996. – 736 с. : портр.

«Одно из убеждений постоянно жило и живет во мне: что мой век... единственно возможный для меня век». Эти слова принадлежат Нине Берберовой (1901-1993), известной писательнице-эмигрантке, автору книги «Курсив мой».

«Курсив» (1969) – мемуары. Первые издания (Лондон, Нью-Йорк) сразу стали сенсацией и редкостью. К нам книга пришла 30 лет спустя, но не стала «остывшим блюдом», поскольку не из разряда однодневок.

«Курсив мой» – книга предельно честная и предельно субъективная. Все ее герои – Бунин и Набоков, Ахматова и Пастернак, Мейерхольд и Дягилев, Рахманинов и Шаляпин (и множество других!) – изображены по-своему, «по-берберовски». Неповерхностно. Тонко, умно, иронично, хлестко.

В «Курсиве», как и в созданных ею биографиях (Чайковского, Блока, Бородина, Будберг-Закревской), писательница, подобно канатоходцу, балансирует между документальностью и беллетристикой. Обнажает самую суть, «потаенное» – и никогда не скатывается до сплетни, копания в чужом белье.

«Я физически ощущаю, как по мне проходит не разрыв, но шов». Связавшая нас с прошлым, книга Берберовой готова распахнуть свои страницы для всех, кому небезразличны история и культура России.

 

 

Высотский О.Н.
   Николай Гумилев глазами сына. Воспоминания современников о Н.С. Гумилеве / О.Н. Высотский ; предисл. Г.Н. Красникова; сост. Г.Н. Красников, В.П. Крейд; коммент. В.П. Крейда. – М. : Мол. гвардия, 2004. – 635 с. : ил. – (Библиотека мемуаров: Близкое прошлое; Вып. 9).

«Мы оба с беспощадной ясностью поняли, что это встреча и не нам ей противиться. Это была молодая звонкая страсть». Такие обезоруживающе откровенные строки о Николае Гумилеве написала Елизавета Дмитриева, загадочная Черубина де Габриак.

Расстрелянный в 1921 году, поэт был «вычеркнут» из отечественной литературы на семь десятков лет. Тем отраднее было триумфальное возвращение в учебники литературы. В биографии Гумилева немало «белых пятен». Не так давно их стало на одно меньше. Слышали о его знаменитом сыне Льве, придумавшем теорию «пассионарности»? Нет, речь пойдет не о нем. Мало кто знает: у Николая Степановича был еще один наследник – родившийся от внебрачной связи Орест Высотский! Его воспоминания легли в основу сборника «Николай Гумилев глазами сына». Благодаря этому изданию мы сможем познакомиться с разными точками зрения на личность и творчество автора знаменитых стихотворений "Шестое чувство", "Заблудившийся трамвай", "Капитаны"... Мы увидим поэта глазами М. Волошина, К. Маковского, Тэффи и многих других.

Книга о ярчайшем явлении серебряного века – Николае Гумилева – ждет настоящих гурманов, ценителей «умного» чтения.

 

 

Куприн А.

          Голос оттуда : публицистика эмигрантских лет 1917-1936 / А.И. Куприн // Роман-газета. – 2014. – № 4. – С. 1-77.

Мы привыкли воспринимать Александра Ивановича как бесспорного классика русской литературы, автора «Гранатового браслета», «Белого пуделя», «Ямы» и др. Но лишь немногие знают его как самобытного, талантливого публициста.

Жёсткий, ироничный и бесконечно влюблённый в свою родину. Таким ещё не знало его большинство читателей новой России. Давайте вместе откроем эту грань таланта великого писателя.